Леонид Решетников: «А что Болгария? Это наше зеркало»

Комментарии статей авторов сайта и из других СМИ

Модераторы: more, bot, translate, strana

Леонид Решетников: «А что Болгария? Это наше зеркало»

Новое сообщение translate » 10 мар 2010, 04:41

Мое интервью далеко не на самую, казалось бы, актуальную тему – о традиционных отношениях с братским болгарским народом - вызвало бурную дискуссию. Сначала я удивился, а потом понял. Ведь спор пошел не о Болгарии, а о нас с вами, русских, о России.

Даже те, кто абсолютно уверен, что говорил о болгарах, на самом деле говорил о наших проблемах, о наших бедах. Ну что ж, это хорошо. Подтекст интервью был именно этот – имеем ли мы, современные россияне, право огульно осуждать другой народ и к лицу ли это нам, наследникам великой державы.

Так получилось, что в Болгарии я не был с 1999 по 2009 год: другие задачи, другие страны. Прилетал в 2004 году на несколько часов на похороны близкого мне человека. Конечно, по прессе и другим материалам следил за происходившим не в чужой для меня стране.

Да, меня можно обозвать болгарофилом, как и наших предков, воевавших за освобождение Болгарии. С Болгарией у меня много связано – здесь я встретил замечательную москвичку, которая уже 37 лет является моей женой, здесь я крестился, венчался. Здесь Господь послал мне великую наставницу – игуменью Серафиму (в миру Светлейшую княгиню Ольгу Андреевну Ливен, по матери Орлову-Давыдову), которая с 1991 по 2004 год вела меня и мою семью по жизни.

Правда, с болгарами в последнее время имел эпизодические контакты, в основном мельком. Но в 2009 году поехал с друзьями на Солнечный берег. Там не очень понравилось. Помню этот курорт совсем другим – реликтовые сосновые рощи, чистейшие пляжи. Сейчас пять линий огромных отелей, на узенькой набережной тысячная толпа отдыхающих, не протиснуться, громкая музыка от «Вставай, страна огромная!» до ну очень тяжелого рока.

Собственно болгар и не видно, кроме части официантов и сотрудников в обменных пунктах. Однако обсчитала меня в первый же день почти соотечественница, красавица из Молдавии. Через пару дней такого отдыха стали брать машину и уезжать вглубь страны –Жеравна, Котел, Сливен. Встретились с моим старинным другом, поехали в его родное село Коларово, недалеко от Старой Загоры. Наверное, нам очень повезло – никто нас не обижал, плохих слов не говорил, обмануть не пытался, НАТО-м не угрожал. А хорошие, теплые встречи, разговоры были. Желания "прикормить" меня не заметил. Да и сложно это – люди живут трудно, если не сказать бедно. В целом болгары изменились, стали какими-то приземленными, потерянными, неуверенными в себе. Как и нам, тяжело им дается попытка перейти в другую ипостась – в европейскую. Что здорово, так это то, что почти все старые друзья (некоторые еще с начала 70-х) остались порядочными людьми, любящими и уважающими Россию. А с Божидаром Димитровым не встретился, разминулись. Его действительно понесло. Чего не сделаешь ради министерского кресла. Да и Бог с ним. И много ли предателей, спросите меня. Воспользуюсь остроумным ответом диакона Андрея Кураева: как и везде - каждый двенадцатый.

Кстати, 300-350 тысяч российских туристов в год на курортах Болгарии, массовая закупка нашими согражданами собственности в этой стране вряд ли могут подтвердить тезис, что болгары плохо к нам относятся.

По меньшей мере, лояльно. Это для тех, кто не верит в дружбу.

Да, меня можно обозвать болгарофилом. Но меня можно назвать и сербофилом. Югославия – это первая страна, в которой я работал по линии той службы, которой отдал три десятка лет. Это был очень сложный для работы период. Титовские спецслужбы нас не жаловали, да и америкосы не отставали. Здесь я состоялся как профессионал. Здесь родилась моя младшая дочь. Здесь у меня были (и есть!) друзья, которые, несмотря ни на что, оставались верными и порядочными людьми, раз и навсегда горячо полюбившими Россию. Как же мне не любить Сербию!

Последние десять лет друзья стали называть меня грекофилом. Для нас, православных, Греция – уникальная страна, она не может не войти в сердце русского человека. Афон, на котором я впервые побывал еще в 1994 году, стал для меня родным. А остров Андрос, с его уже 500 лет непрерывно мироточащей иконой Богородицы, а остров Лемнос, с забытым, заброшенным кладбищем русских белых воинов, а установка памятников адмиралу Ф. Ушакову на острове Корфу и графу А. Орлову на Спецесе?!

Меня не надо было "прикармливать" ни болгарам, ни сербам, ни грекам. Я их и так люблю. Но больше всего люблю русских, что естественно.

Ну, а теперь о дискуссии. Первое, что огорчило – это тон целого ряда комментариев. Безапелляционный, агрессивный, порой оскорбительный. Неприкрытое стремление смешать оппонента с грязью. Мне более молодые коллеги, значительно лучше меня знакомые с интернетом, объяснили, что сложилась своеобразная прослойка молодых людей, которые огромное количество времени проводят за компьютером, считают, что все знают и всех учат. Может быть, и так. Но это не успокаивает. Думаю, что основная причина здесь в состоянии духа российского общества, прежде всего русского народа. В некоторых комментариях очень правильно на это указывается. Мы, по крайней мере, в столице, измельчали, заговорили на чужой манер, разучились не только «любить ближнего как самого себя», но даже проявлять элементарный такт, стремление услышать другого. Мы потеряли свой естественный до начала XX века облик – великодушие, уважительность, жертвенность. Именно за это ценили и любили русских другие народы. Еще раз напомню – свыше 400 (!) русских памятников в Болгарии стоит, и «Алеша» стоит, и памятник Советской армии в центре Софии стоит. И главная улица в болгарской столице называется «Царь-освободитель». Она выходит на площадь перед парламентом, на которой вот уже сто лет находится милый нашим сердцам памятник Александру II. И кафедральный собор по-прежнему носит имя Святого благоверного князя Александра Невского.

А давайте задумаемся, легко ли было тем, кто любил Россию, в частности болгарам. Русские их освободили и, несмотря на русофобов типа Стамболова, невозможно отрицать, что болгарский народ в массе своей с благодарностью относился к России. Но вот пришел 1917 год. Советская власть официально отказалась от нашего прошлого - «мы родом из Октября». Герои, которых чтили болгары, выброшены на свалку истории, где они и сейчас по большему счету находятся. Более двух миллионов несогласных были изгнаны большевиками из России, в их числе и участники освобождения Болгарии от турецкого ига. Они нашли приют в Болгарии, правительство которой взяло их на полное обеспечение. И кого должны были «любить» болгары после 1917 года? Общество раскололось – кто за красных русских, кто за белых. В конце концов, красные русские пришли в Болгарию, поставили у власти своих друзей и настоятельно порекомендовали любить только их. Едва болгары «привыкли», а несогласные вынужденно затаились, грянул развал СССР и наши «демократы» сказали, что советских любить нельзя, а если кто и достоин любви, то лишь друг Билл и его присные, а остальные – на выход. Наступил XXI век, мы немного очухались, оглянулись – «иных уж нет, а те далече». А тут трубу тянуть надо в Европу. Вспомнили о Болгарии и закричали: «Болгары, вы куда? Предатели! А мы-то их освобождали…». Круг замкнулся - куда ни кинь, везде клин.

Нет ни малейшего смысла что-то еще доказывать. На каждое обвинение «они нас предали», есть зеркальный ответ, и он дан в комментариях здравомыслящих людей. НАТО - как ни вспомнить знаменитое заявление Ельцина: НАТО нам не угрожает, поэтому, кто хочет вступать, вступайте, мы не против. Югославия – стыдно вспоминать, как официальная Москва вела себя в этом конфликте. Вторая мировая... Не хотелось говорить об этом, но раз один из комментаторов вспомнил, то скажу. - 400 тысяч советских у Власова и в других частях вермахта и немецкой полиции, около 1 млн. гражданских помощников оккупантов и т.п. Эти факты не могут умалить великий подвиг русского и других народов СССР, ценой огромных жертв победивших фашизм.

Но когда кто-то навешивает ярлык предателя на иной народ, то не следует забывать, что и ему могут ответить тем же.

В истории каждой страны, каждого народа есть темные страницы. Светлого, героического, достойного значительно больше. Этим следует руководствоваться, когда говоришь о другом народе, по крайней мере, публично, а не на кухне. Воспитанный человек ведь никогда не будет обвинять других в том, в чем сам грешен, пусть даже и в меньшей степени, но грешен. Так и наш народ, наша страна всегда были такими. Но последние 20-25 лет мы сильно «просели», нас заело чужебесие, которое начало грызть русских еще в XIX веке. Как не вспомнить «Бесов» Достоевского. Все эти бесконечные шоу-споры на телевидении с криками, визгом, оскорблениями внесли свою лепту в наше поведение. Мы стали нападать, кричать, оскорблять друг друга - и ближних, и дальних.

А что Болгария? Это наше зеркало. Смотримся и злимся: себя узнаем, да не хотим сознаться. В одном из комментариев верно прозвучало: «Врачу, исцелися сам». Это вообще-то не про доктора, кто не понял, а в смысле «не лучше б на себя оборотиться?». К этому еще добавлю одно евангельское изречение: «Не суди, да не судим будешь». А «гордость великороссов» не в ленинских сентенциях и не в криках и нападках на других, а в достоинстве, которое проявляется прежде всего в любви и великодушии. Этим нашим, русским «царским» путем желаю следовать себе и всем участникам дискуссии. Поменьше громких фраз и обличений. И «сим победиши».

До свидания. Больше читать комментарии не буду. Не льщу себя надеждой, что кого-то сумел переубедить, но хочется верить, что вопросы, поднятые мной, заставят кого-то задуматься.

Ваш Леонид Решетников

http://www.stoletie.ru/slavyanskoe_pole ... -03-09.htm



translate
модератор
 
Сообщения: 1376
Зарегистрирован: 08 июл 2009, 07:04

Леонид Решетников: «Болгары никогда не предавали Россию!»

Новое сообщение translate » 10 мар 2010, 04:50

Леонид Решетников: «Болгары никогда не предавали Россию!»

Беседа с директором Российского института стратегических исследований в День освобождения Болгарии от османского ига

Мы встретились с Л.П. Решетниковым, генерал-лейтенантом Службы внешней разведки запаса, в связи с многочисленными откликами читателей на беседу со Станкой Шоповой «Американцы строят военную базу, а Россия - нашу "Камчию"», недавно опубликованной в «Столетии». Станка Шопова - наш болгарский друг, год за годом она масштабно и талантливо трудится, преодолевая отдаление – культурное, ментальное, экономическое - между Россией и Болгарией. Отдавая должное Станке Шоповой и ее усилиям, большинство читателей, однако, высказалось в том смысле, что доверять «болгарским братушкам» ни в коем случае нельзя – предадут и ударят в спину.

Л.П. Решетников проработал на Балканах почти шестнадцать лет. Семь лет в Болгарии – сначала учился, затем защитил в Софийском университете диссертацию по истории, потом работал. Кроме того, он пять лет прожил в Югославии, три - в Греции, бывал в Хорватии, в Албании, в Румынии и в соседних с Балканами странах – Турции, Италии, Австрии… Леонид Решетников - признанный знаток сложнейшей балканской проблематики.

- Леонид Петрович, по поводу наших отношений с Болгарией есть два мнения.

Первое, распространенное сегодня: болгары обязаны нам своим освобождением от турецкого господства и установлением болгарской государственности. Но они, вместо благодарности, воевали против нас в обеих мировых войнах. А теперь, когда Россия ослабла и не может экономически поддерживать Болгарию, они тут же отвернулись от нас, вступили в НАТО. Болгары - предатели, потребители и народ, не имеющий понятий о долге и национальной чести.

Второе мнение не столь распространено: болгары воевали против России в обеих мировых войнах потому, что 130 лет тому назад, когда была установлена болгарская государственность, над ними, - по настоянию Бисмарка, - был поставлен царь–немец по происхождению. Естественно, когда возник вопрос, на чьей стороне воевать Болгарии, он решался вовсе не всеболгарским референдумом, а волей монарха-немца.

- Первое, что меня особенно задело в этих откликах на беседу со Станкой Шоповой, так это утверждение, что «болгары нанесли нам удар в спину» и «болгары нас предают».

Кто эти «мы», которых они предают? Кого предают болгары?

- Нас, русских, надо полагать.

- А сами русские разве не предали двадцать пять миллионов своих же русских – на Украине, в Казахстане, в Белоруссии и так далее, - лишив их российского гражданства и оставив за пределами родины, когда развалился Советский Союз?

- Но народ на референдуме высказался против развала Союза...

- Однако потом поддержал приход к власти разрушителей страны – пассивно или активно – это не так важно. В результате мы своих бросили! Так каких это «нас», какую Россию предали сегодня болгары?

Это Советский Союз и последующая Россия предали болгар. И чехов, и поляков… Там везде были наши друзья – в Болгарии, к слову, их было больше, чем где бы то ни было. А мы всех их предали. Сдали Хонеккера, сдали Живкова, который содержался под арестом и умер под арестом. Да, они были коммунистами, но это были наши друзья.

Те, кто теперь говорит о болгарском предательстве, должны помнить, что предатели, прежде всего, мы сами. И предали своих. И бросили всю Восточную Европу, мы от нее отказались.

Был русскими в XIX веке совершен подвиг – они пролили свою кровь ради освобождения братского единоверного народа - болгар. Это был подвиг всего народа: русского воинства, солдат, офицеров, подвиг дворянства, русского царя – это был уникальный в истории подвиг нашей страны.

Уверен, что критики сегодняшней Болгарии толком не знают этой истории, не знают вообще русской истории до Октября.

- Но русская история при большевиках вообще была во многом запрещенным знанием. Справедливо ли нам теперь так уж винить народ?

- Тогда не надо огульно винить другой народ, рассуждать о том какой он плохой, предательский. В этот момент не мешало бы посмотреть на самих себя и убедиться, что далеко не всегда, особенно в последние сто лет, мы были на высоте. Тем более это полезно делать, когда речь идёт об отношении к братскому славянскому народу.

- Мне приходилось в Софии, в писательских кругах слышать мнение, что болгары вовсе и не славяне...

- Эта «теория» вбрасывалась в сознание болгарского общества ещё во второй половине XIX века. Вбрасывалась Западом через германофильские круги. Цель понятна – оторвать болгар от славянства, от православия, а значит от России. В годы Второй мировой войны некоторые болгарские исследователи, поддерживаемые Берлином, пытались доказать арийское происхождение болгар. Как человек, проработавший в нашей разведке 33 года, с полной уверенностью могу сказать, что иностранные спецслужбы уделяют очень большое внимание историческим дисскусиям в странах, которые находятся в сфере их интересов и своими специфическими методами стремятся направить научные споры в нужное им направление.

А как историк, скажу: славяне, заселившие в первые века нашей эры Болгарию и Македонию, генетически единокровны славянам, жившим в Киевской Руси, – единый язык, семейные связи (на эти темы можно почитать труды академика Лихачева). Ведь когда татаро-монголы нас разбили, многие бежали именно в те края, так как там были свои. Сейчас в исторической науке есть довольно убедительная версия, что святая княгиня Ольга – из Плиски. Кстати, Плиска и Псков - это фонетически однородные названия. Славяне на Балканах растворили в себе автохтонное население полуострова, в частности фракийцев, а затем протоболгарскую орду, по которой славян стали называть болгарами. Но мало ли кого растворили в себе русские – половцев, печенегов, угро-финские племена, однако из-за этого мы, слава Богу, не перестали быть славянами.

Болгары наши наиболее близкие родственники. И этим объясняется особого рода любовь, которая нас с болгарами объединяет. Это любовь природная, органическая, генетическая.

Я помню, как меня, тогда фактически мальчишку, аспиранта, в любой болгарской деревне кидались целовать только потому, что я русский – я был просто потрясен родственным чувством, которое испытывают болгары к русскому человеку.

А в Греции один мой знакомый – голубоглазый, светлый, не очень похожий на грека – говорил, что его охватывает необъяснимое волнение, стоит ему услышать слова «русский» и «Россия». Потом я узнал, что район, откуда он родом, был заселен в пятом-шестом веках славянами с Балкан. Я думаю, мы недооцениваем силу генетического родства.

В Болгарии четыре с лишним сотни памятников посвящены освобождению от османского ига. Ни один не разрушен. Против памятников Советской армии были выступления, кое-что даже и снесли. Правда, мало. Но против памятников старой России ничего подобного не было. В 1992 году мы поднялись как-то к знаменитому Алеше над Пловдивом. Он был заляпан краской. А рядом памятник времен Александра II - погибшим под Пловдивом русским воинам. Небольшой памятник – тогда не страдали гигантоманией, ставили памятники, соразмерные человеку. Так вот этот памятник стоял чистенький, ухоженный, никто его и пальцем не тронул. Так что болгары хранят память о подвигах русских. Даже и теперь новые памятники ставят, вот недавно Скобелеву - в Плевене. Или Кирееву – первому русскому офицеру-добровольцу, участнику сербского восстания. Ему было поручено помочь и болгарским повстанцам. Киреев возглавил большой болгаро-сербский повстанческий отряд. Он героически погиб при освобождении одного болгарского села в двух километрах от границы с Сербией. По просьбе жителей село назвали Киреево и поставили ему там памятник. Буквально год назад его отремонтировали, крестьяне следят за ним. И так в большинстве случаев по всей стране.

Что знают наши люди, обвиняющие сегодня болгар в предательстве, о русских, погибших за свободу родственного народа? Говорят ли современным русским что-либо такие имена, как Гурко, Алабин, Калитин, Дондуков, Столетов и десятки, десятки других? А ведь ими названы улицы и села Болгарии, им стоят памятники, торжественно отмечаются даты их подвига, их жизни.

После победы России на Балканах российский посол в Стамбуле граф Николай Павлович Игнатьев добился подписания турками Сан-Стефанского мирного договора, по которому в состав нового независимого болгарского государства вошли все территории, населенные людьми, говорившими по-болгарски. Получилась большая страна с выходом к Эгейскому морю. И это не потому, что граф Игнатьев был болгарофилом, как считают многие даже и хорошо информированные российские историки и публицисты. Болгар он действительно полюбил. Но, прежде всего, Игнатьев был русским государственником, крупным геополитиком, если выражаться современными терминами. Он понимал: для того, чтобы Россия действительно закрепилась на Балканах, прежде всего необходима сильная и дружественная Болгария.

- Почему не Сербия?

- Видите ли, при всей близости к нам сербского народа Сербия была и, к несчастью, опять стала изолированной от России территорией без выхода к морю. Вот надо было нам помочь сербам во время натовских бомбардировок авиационными перевозками, а как долететь? Болгария и Румыния закрыли тогда своё воздушное пространство. А вот в Болгарию мы всегда могли и можем попасть прямым путем - пусть хоть морем. Геополитически мыслящий человек понимает: для России ключ к Балканам – Болгария.

Поэтому-то сто тридцать лет назад, на Берлинском конгрессе по итогам русско-турецкой войны на Балканах все западные страны жестко противостояли созданию большой Болгарии. А Россия тогда, в силу многих причин, не в состоянии была отстоять свою позицию. От Сан-Стефанской Болгарии осталась одна пятая часть. Более того, Россия вынуждена была согласиться на австро-немецкого монарха для Болгарии. Сначала Александр Баттенберг – его болгары вскоре свергли, а после него – Фердинанд Саксен Кобург Гот. Хотя известно, что болгары просили на царство и князя Черкасского, и Дондукова-Корсакова…

- И Игнатьева. К нему – особая любовь. Они называют его «Рыцарь Балкан».

- Да. И графа Игнатьева. Но Россия не могла себе позволить поддержать эти болгарские пожелания. Или не решилась. То есть Россия болгар действительно освободила, но потом не смогла закрепить собственный успех.

И еще один существенный момент. Когда Болгария была под турецким господством, главный торговый путь, Стамбул - Германия, лежал через территорию Болгарии.

- Он и сейчас есть.

- Да, и сейчас. На этом маршруте работали болгары, – содержатели постоялых дворов, лавочники, торговцы и так далее, - которые вели свой бизнес на этом турецко-германском транзите. Ну и находились под соответствующим влиянием – детей отправляли учиться в Австро-Венгрию, в Германию. Из этого небольшого слоя возникла часть германофильски ориентированных болгар. А другая часть работала на связке Турция - Одесса, затем Греция - Одесса. Конечно, их дети учились в России. Так вот - русофобы в Болгарии возникли как раз из того небольшого слоя связанных с Германией и Австро-Венгрией людей..

Надо иметь в виду, что оба первых монарха были для Болгарии абсолютными иностранцами, не знали языка, не имели к стране никакого отношения ни этнически, ни ментально и вообще практически ею не интересовались. И только третий, Борис Сакскобурготский, стал болгароориентированным царем. При рождении он был крещен в католичество, но уже в возрасте двух лет его отец Фердинанд вынужден был под давлением болгарских русофильских партий и России крестить его в православие. Крестным отцом стал наш Государь - Николай Второй. Царь Борис любил Болгарию, он принял систему её жизни.

Но в канун Первой мировой войны Болгарией правил его отец Фердинанд, всецело ориентировавшийся на родные ему Вену и Берлин. Естественно, что он объявил войну Антанте.

Наша общая фронтовая линия с Болгарией, - всего-то километров сто в районе устья Дуная, - возникла в 1915 году после сокрушительного и молниеносного разгрома Румынии, выступившей на стороне Антанты. Русским войскам противостояло две-три болгарских дивизии. Радко Димитриев - знаменитый русский генерал и прославленный герой войны, командующий корпусом императорской армии (он потом был зверски убит большевиками), - так вот он был болгарином, эмигрировавшим в Россию после падения очередного русофильского правительства. Он выходил к берегу Дуная и кричал на болгарском: «Братушки! Да вы что! – против русских пошли?!» Немало болгар после этого переправлялось на наш берег. Так что болгарских пленных у нас оказалось довольно заметное количество, хотя особых боев на этом участке фронта и не было.

- И все же в массовом сознании закрепилось, что Болгария воевала против России.

- Выбор Болгарии в Первую мировую войну – это в немалой степени следствие нашей слабости или ошибок на Берлинском конгрессе. И нечего винить за это весь болгарский народ. По крайней мере отъявленного германофила и чуждого стране Фердинанда он заставил в 1918 году отречься.

До Первой мировой Болгария - единственная страна, где были русофильские партии, программной целью которых был союз с Россией.

- Сегодня, к слову, Станка Шопова ведет в Болгарии программу «Болгария и Россия – вместе навсегда»

Но вот еще один исторический эпизод: Белая армия уходила из Крыма с целью переформирования. Но как только она оказалась в Болгарии, царь Борис их интернировал. Это уже стала не армия, а перемещенные лица. Это ли не предательство?

- Это еще одно ошибочное мнение. Врангель действительно надеялся спасти Белую армию, по указанию англичан и французов временно разместив ее в тяжелейших условиях в Турции (Галлиполи) и Греции (Лемнос). Он добивался от Лондона и Парижа переброски армии в славянские страны – Югославию и Болгарию. После длительных проволочек со стороны «союзников» согласие было получено в середине 1921 года.

Болгарам было, конечно. труднее принять белых, потому что они были страной, проигравшей Первую мировую войну, – а это потеря территорий, контрибуции и т.д. Кроме того, в Болгарии в тот момент к власти пришло правительство Александра Стамболийского, взявшее курс на установление дружеских отношений с Советской Россией. Стамболийский даже в Крестьянский интернационал вступил. Так что царь Борис белых принял, но под давлением этого левого правительства верхушка Белой армии, - более сотни генералов и офицеров, - была выдворена в Югославию. После того, как Стамболийский был убит в результате правого переворота, отношения официальной Софии с белыми эмигрантами нормализовалось, и 30 тысяч наших соотечественников жили в Болгарии, внося, кстати, немалый вклад в развитие целого ряда сфер культуры и науки этой страны.

Между двумя мировыми войнами перед царем Борисом, который к середине 20-х годов стал полноправным хозяином Болгарии, стоял трудный вопрос: на кого опираться вовне.

Сближению с Россией мешали некоторые обстоятельства. Ведь это была уже коммунистическая Россия со всеми вытекающими для монархической православной Болгарии последствиями. Тем более опасными, что в Болгарии всегда было сильно левое движение, и оно сразу же нашло бы общий язык с Советами.

Сближение с Советской Россией было просто опасно для страны. И Борис…

- Старался держаться подальше от этого монстра.

- Именно. Конечно, играло роль его европейское, австро-немецкое происхождение и мать-итальянка – все это влияло.

И, наконец, основное: уже пришедший к власти Гитлер обещал исполнить главную болгарскую национальную мечту – объединение всех болгар. То есть обещал то, чего для Болгарии добивался в свое время граф Николай Павлович Игнатьев – объединить в одно большое государство все земли, заселенные болгарами, присоединив Македонию – и греческую часть, и югославскую. До Второй мировой войны многие, особенно на Западе, верили или хотели верить Гитлеру.

Англосаксы по-прежнему были против большой Болгарии, да и Советский Союз болгарам этого тоже не обещал.

- Почему?

- По-видимому, оттого, что к этому времени мы уже завязались с французами и англичанами. То есть Москва в 1940 году послала в Болгарию своего эмиссара Соболева с предложением войти в коалицию с СССР против Германии, но, в отличие от Гитлера, ничего конкретного Болгарии не предложила. Царь Борис наше предложение отверг.

И все же ему удалось, несмотря на давление Германии, не вступать в войну с СССР вплоть до самой своей смерти в сорок третьем году.

Болгария нам войну не объявляла. Она объявила войну Англии и США, которые были далеко. Болгарские войска вошли в Эгейскую и Охридскую Македонию, что и обещал Гитлер. Большинство населения на первых порах их приняло как освободителей. Участвовали они и в оккупации Южной Сербии, где очень жестко, если не сказать жестоко, боролись с сербскими коммунистическими партизанами. Немало акций болгарских войск в этом районе можно охарактеризовать как военные преступления.

Гитлер неоднократно, особенно после Курской битвы в 1943 году, требовал, чтобы София послала на Восточный фронт хотя бы пару дивизий. Царь Борис объяснял ему, что послать-то можно, но они через месяц полным составом окажутся на стороне русских. После очередного возвращения из немецкой ставки в Болгарию царь Борис внезапно умер.

- Об этой смерти ходят разные слухи, вроде того, что он был отравлен немцами.

- Да, так говорят. Доказать это вряд ли возможно, но сам факт смерти после очередных переговоров с Гитлером действительно вызывает подозрения. Однако даже и после его смерти те, кто оказался тогда у власти, – Филов, Багрянов, Муравиев и другие (наследник был еще совсем ребенок), даже они отбились от вступления в войну против нас.

Болгарии удалось даже избежать ввода немецких войск на свою территорию. То есть - были немецкие военные базы в Бургасе и Варне, но оккупации не было. Хотя все страны вокруг были и оккупированы, и разгромлены, болгары уцелели и даже получили территориальные приобретения. Это, безусловно, не оправдывает политику союза с фашистской Германией тогдашних властей Болгарии. Они с услужливым рвением бросили бы болгарские войска и против Советского Союза, но понимая, что большинство болгарского народа воспротивится такому решению, вынуждены были отвечать отказом на требования своих хозяев – гитлеровцев. Поэтому в русских болгары не стреляли и ножи не точили.

- Мне приходилось слышать мнение, что болгары вообще не воины, в отличие от сербов.

- Вряд ли такие сравнения уместны. Хотя в болгаро-сербской войне в 1882 году болгары сербов разбили. Сербы смелые воины, особенно в наступлении. В первой трети XX века на формирование сербской армии большое влияние оказали французские военные специалисты. Болгарскую армию создавали, обучали русские офицеры, затем там поработали немецкие военные. Уверен, что когда речь идёт о защите Родины и болгары, и сербы мужественные и самоотверженные солдаты.

- Но в Югославии было сильное партизанское движение, а о болгарских партизанах в России что-то не слышно.

- У сербского населения Югославии, разбитой, разгромленной, униженной был ясный мотив партизанить против немцев и их пособников - генерала Недича и сербского фашиста Льотича. Сербское коммунистическое движение сопротивления стало самым массовым и эффективным в оккупированной Европе. Но представьте себе подвиг тех болгар, которые, несмотря на благоприятнейшие условия, в которых оказалась тогда Болгария, все же сформировали партизанское движение под антифашистскими лозунгами. Пусть их было всего 8-10 тысяч. Но ведь их поддерживала большая часть населения – кормили, прятали, снабжали информацией…

- Какой же был у них для этого резон?

- Одна из основных причин – Гитлер напал на СССР-Россию, а болгарская власть дружит с Гитлером, значит эту власть надо устранить.

Вот факт: в годы войны в Болгарии функционировало советское посольство - это в стране гитлеровской коалиции! Кстати, это было очень важное для нас «окошко» в стан противника – и для разведки, и для дипломатии.

Был такой человек - Никифор Никифоров, председатель военного трибунала Болгарии, член царского военного совета, в который входило всего-то семь человек. Так вот он был нашим разведчиком, давал ценнейшую информацию: царь возвращался после очередных переговоров с Гитлером, и мы получали необходимые сведения. Например, первые данные о подготовке немцами операции «Цитадель» - это Курская дуга – советская разведка получила от болгарского генерала Никифорова.

Или – начальник генштаба Болгарии генерал Лукаш сначала передавал информацию нашему агенту генералу Стояну Заимову, а после его гибели – Никифорову. Лукаш прекрасно знал, что и Заимов, и Никифоров русофилы, и все же сознательно сообщал им очень важную для Москвы информацию. Есть немало других примеров такого рода, но о них все ещё нельзя говорить.

Почему эти люди помогали русским? – Да просто потому, что исторически, генетически, сердечно были связаны с Россией.

Так и не добившись от болгарской власти отправки болгар на русский фронт, Гитлер получил у нее согласие объявить запись добровольцев. И что же? – добровольцев воевать против русских нашлось всего 74 человека – на всю страну! Запись быстро прикрыли.

И это называется «нож в спину»?!

Мне рассказывал глава советской дипломатической миссии в Софии в 1941-44 годах Яковлев о том, как СССР объявлял войну Болгарии 5 сентября 1944 года.Он получил указание из Москвы

вручить ноту регентскому (при малолетнем царе) правительству Болгарии. Яковлев приезжает к министру иностранных дел, с которым у него сложились хорошие личные отношения. Тот принимает нашего временного поверенного дружелюбно. Яковлев заявляет, что ему поручено зачитать ноту: на том основании, что Болгария состоит в гитлеровской коалиции, снабжала Гитлера брынзой, овчиной и т.д. - СССР объявляет Болгарии войну.

Министр срывающимся от волнения голосом закричал: «Да вы с ума сошли! Войдите в Болгарию, встретим хлебом-солью. Хотите, болгарская армия выстроится почетным караулом от самой границы до Софии. Зачем нам война с русскими!»

Наш дипломат говорит, что обязан передать ноту. «Так мы с ним эту ноту друг другу минут пять перепихивали, как горячую картошку,- рассказывал Яковлев. - В конце концов, я ее положил на стол, эту злосчастную ноту, и бросился бежать. Он за мной, кричит: «Господин Яковлев, да заберите вы эту ноту!».

Но Советская армия под марши болгарских военных оркестров все же вошла в Болгарию. Там поднялись левые силы, свергли правительство и сформировали правительство Отечественного фронта.

- А прежних правителей расстреляли?

- Нет-нет. Более того, малолетнего царя и регентов оставили у власти. Новое правительство объявила войну Германии, болгарская армия вошла на территорию Венгрии, активно воевала против фашистов и дошла до Вены.

Таковы реальные факты. А потом в конце 80-х- начале 90-х мы Болгарию бросили. Она нас не интересовала. Ельцин и его команда смотрели на США, давая американцам и их союзникам свободно действовать в странах Восточной Европы. Но несмотря на это в середине 90-х годов благодаря голосам русофилов к власти пришла соцпартия, лидеры которой обратились за поддержкой к Москве. Ельцин вновь отказал.

Дальше уже неинтересно говорить. Конечно, Болгария, как все страны Восточной Европы, не смогла в одиночку справиться с давлением Запада. У власти оказались прозападные силы, которые потащили уставший от разочарований, от нищеты, от несбывшихся надежд болгарский народ в Европу, в НАТО. Куда они ещё затащат в очередной раз Болгарию? Как бы ей опять не оказаться в числе проигравших. Но вся проблема у малых стран Восточной Европы в том, что у них нет реальной альтернативы этому пагубному пути. Раньше была – Советский Союз. В экономическом, да и политическом смысле эти страны не могут существовать без опоры на какую-то внешнюю силу. Вот поэтому сейчас практически все они в НАТО, которое подкрадывается даже к бывшим советским республикам. Заявляют о готовности вступить в альянс власти Черногории, на протяжении веков дружественной нам страны. Наше предательство в 90-х годах ещё долго будет давать о себе знать.

А Болгария красивая страна и народ там очень хороший. Дружелюбный и гостеприимный. Пример замечательного человека и подвижника русско-болгарского братства Станки Шоповой далеко не единственный. Есть в Болгарии, безусловно, и те, кто русских не любит. А впрочем, за что нас, сегодняшних, любить?

Беседу вела Галина Николаева

http://www.stoletie.ru/slavyanskoe_pole ... -03-03.htm

translate
модератор
 
Сообщения: 1376
Зарегистрирован: 08 июл 2009, 07:04


Вернуться в Аналитика

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3