Поэма № 2. Российский суд – бич народа от безнаказанности своей. Сколько можно терпеть?

Модераторы: more, bot, translate

Поэма № 2. Российский суд – бич народа от безнаказанности своей. Сколько можно терпеть?

Новое сообщение NikoLavr.Tambovskiy » 23 янв 2019, 05:35

КРИТИЧЕСКАЯ ПОЭМА № 2 в редакции от 02 января 2019 года

К сведению: каждое слово поэмы опирается на факты из судебных документов

Часть 1. Факты преступлений чиновников г. Тамбова

Фальсификацию на жуликов не льют, –

своих мочить суды не смеют.

Изобличенья бесконтрольности спасут

народ, кому все «мылят шею».

Я знаю, жизнь активностью лишь хороша

в наряде правды подвенечной:

Российская власть, не провозглашай

дискриминацию навечно!

Но извратить в отписках просьбы – цель властей:

«Терпи ущерб моральный, автор,

все независимы от жалоб, охладей, –

преступный Мы катализатор»…

Культ личности Дорожкиной в позор Тамбов

вогнал абсурдностью своею,

изобличить велел мне возмущённый Бог

парадоксальную затею…

Чиновничество, в азбуке стиха чужом,

швырнуло звонко чин поэта

Дорожкиной, в элиту влезла что ужом,

верша беззубости без цвета.

В тех виршах безыдейно-мелких и сухих

души нет, но зато есть рифмы.

Дорожкиной бюджет дают за счёт других! –

Не можем одолеть тот риф мы.

Ей в управлении культуры блат как сват, –

мошенничает здесь подруга,

книжонки переиздавая. Все ловчат,

завязывая подлость туго.

Враги литературы, Даллеса друзья

и злой коррупции основа:

то Ивлиева, Фёдоров, руководя,

уничтожают жизнь Тамбова.

Наседкин, Фёдоров, Дорожкина – лжецы

и черви в органах культуры.

От зависти Пегаса держат за уздцы,

их бесят не свои аллюры.

Дорожкина – от зла Почётный гражданин

Тамбова, – верх дискредитаций

людей известных… Лицемерию сродни

их так порочит визг оваций!

Ликует на тропе предвзятости конфуз:

опять из тьмы пролез наружу

коррупции и недомыслия союз, –

в Тамбове Дума села в лужу,

где телевидение плещется уже

не замечая даже грязи

в «подарочке» от Ивлиевой протеже

в отстойник гордых несуразиц!

Россию вновь позорит явный беспредел:

то порнографоман Наседкин, – *

второй Туркевич от бюджета очумел, **

за клевету едя объедки

с Дорожкинского криминального стола.

В стихах профан он, но – «прозаик»!

Фантасмагория с печатью сорвала

с тех маски, ложь что заказали

ему, как председателю среды Союз

писателей, где есть поэты

и поэтессы-минусы. На что им плюс? –

Дорожкинцы в цинизм одеты

при отмывании бюджетного рубля,

от попустительства той власти,

юлит в отписках что, подарочки деля,

среди «Тропинки» и… отчасти.

И фестиваль «Литературный марафон»

направлен против всех талантов:

«Уйди же, стимул, из литературы вон, –

чеботарёвцам больше грантов!

Ведь Ивлиевой развлечения нужны,

литературный фонд на это.

Мы с ним погреемся в Крыму, не жаль казны, –

в судах расхолодило лето.

О, судей «независимость», нам жить даёшь,

стабильно нет на нас управы,

а чуть что: деньги извели на молодёжь, –

культурные пусть знает нравы.

На эпиграммы не привыкли отвечать?

Мы реем над ямбохореем,

украсть велит в активе круглая печать,

на зависть делать то умеем.

Для популяризации никчёмных книг,

но издаваемых по блату,

отнимем деньги мы у матерей и вмиг

свершим Дорожкиной доплату.

Девиз наш: лишь того, кто лучше, не издать!

Пусть настоящие поэты

обиду будут ощущать, на то плевать,

ведь сыты мы и приодеты.

Но то – вершина айсберга! Подводный мир

наш подкупной, и этим дорог…

Цинизм Тамбовский так логичен: подкорми…

и вирши выйдут из задворок».

Подслушал монолог начальства я не зря,

всё Конституции согласно.

Такой ведь наглости нет даже у царя,

продолжу раскрывать опасность.

Чтоб бесталанным членами Союза стать

нужна предвзятая поддержка,

пока за них – властей Тамбовская печать

и телевидений тележка.

И вот сопредседатель, первый секретарь,

московский критик в списке сметы,

предвзятость вновь вознесена во всём! Как встарь,

вздыхают местные поэты.

По смыслу всё предназначалось лишь для них…

чиновничество же решило:

бюджет себе, Дорожкиной и тем, кто лих,

часть – для российского страшила.

Три года возмущался автор этих строк

мошенничеством, беспределом,

но соучастников средь власти круг широк –

бюджетом мафия владела.

Несправедливостью отринутый поэт

попался в зубы той акулы,

что ест всегда лишь тех, несёт в себе кто свет,

не зря же вирусы к ней льнули,

коррупцией в законе власти заразив.

В подводном озверелом мире

ей легче наживаться без альтернатив,

чтоб с жиру равной быть транжире.

Под видом фестиваля, тайно, воровски,

ублажив фальшь, присущей «приме»,

умаслив приглашённых из Москвы-реки,

она амёб в ту лужу примет

вне конкурсов, в макулатуру превратив

бюджет, известность – в эйфорию.

Дорожкина за «пыль в глаза» (герой почти), –

в обман ввела «Википедию»,

для каковой лишь книг количества важны.

В Тамбове издают за «славу»,

что дарят за подхалимаж и блат чины,

поэтам же дают отраву,

невидимую в мутной порченой воде.

Ликует бешено угроза,

что инфузории начнут царить везде,

назло правдивости прогноза:

«В болоте затхлом упомянутый Союз

оставит троп следы да рожки.

Наседкин пошл сполна, в пороках не кургуз, –

закуска той сороконожки».

Дорожкинской «Тропинкой» многоножку звать,

исчадие то блата, Ада.

Взаимной меной премий стали награждать,

так целесообразно, надо!

Однако взбунтовался Лермонтов в Раю,

его ведь имя оскорбили:

за блат, за стихоплётство вирш, – в его краю

Знобищеву с ним погнездили.

Фальсификацию одобрил Кузнецов:

«С бюджетом кто «на ты» – двулицы!

Дорожкина – кукушка для своих птенцов,

«Тропинки» члены – проходимцы.

На премии вне конкурсов пусть их суют,

им думать незачем учиться:

да не испортят мыслями в стихах уют,

их жизнь во лжи – бюджет-таблица…

С горы бюджета сбрасываем грязь болот

и родником зовём теченье.

Дискредитации не нужен поворот,

сравнение – есть отвлеченье.

Закрыли мы бездушной фальшью родники

«чужой» поэзии и прозы,

законам, разуму и сердцу вопреки

в почёте вирши безголосы».

В Союзе, что писательским зовут, – лишь ложь,

потворствуют обману члены,

итоги круглого мошенничества сплошь

для литераторов плачевны.

«Стилистика нарушена ведь не у нас»,

Дорожкина меня винила.

У полуграмотной не ночевал Пегас,

не мог он сесть в бездумье ила.

А председатель комитета культа лжи

Тамбова Фёдоров – шестёрка

бюджетной мафии, доволен, что изжит

я Ивлиевой мародёркой.

Из эСКа Старчикова ложь и клевета

фальсификацией хлопочет

признать, что лень его, как и суда, люта,

бессовестность темнее ночи.

Руководитель связи с бесами Бычков:

«Мы мафии все деньги дарим,

считая ревизоров за лишь дураков,

мечтаем о Российской гари.

Тамбова радио поддерживает нас,

особенно слуга Шмелёва.

По нраву ей и порнографоман Niknas,

считаем, что порнуха – клёво»!

Шмелёва рассказала людям про хмыря,

энцефалита при Тамбове

Наседкина; как ждёт, «Люпофью» дев дуря,

он «Маньку» с «Васькой» наготове…

Наседкину потворствует и Доровских

растлением такого рода:

по плану Даллеса возносит он плохих

писак в угоду бесам – мода!

«Не в качестве стихов, а в выгоде вся соль» –

таков приказ Чеботарёва.

А Бетин: «в замы за придумки – славны роль

и смысл отписочного слова…

Уволена юрист Попова мной уже

другим чтоб неповадно было

лишать коррупции власть в нашем этаже,

без грабежа она уныла.

Юрист Попова прокуроров бы смогла

привлечь и к долгу, и к работе…

Но взятки из бюджета – не один оклад, –

корысть бюджетная – по моде!

Дорожек вне мы родники закроем все,

бюджет разделим лишь по блату.

Пусть не коммерческий поэт ещё босей –

возрадуемся зла параду…

Мы с Ивлиевой наложили и запрет

публиковать стихи без взяток…

Мы конституцию топтали много лет,

утрём судом с неё след пяток!

В защиту провокации коррупций всё, –

учитесь судьи, прокуроры,

да здравствует для выходцев «чужих» лассо,

пусть в нашу пользу будут споры»!

[/b]

ЧАСТЬ 2. Дискриминация, коррупция, фальсификация – политика судебной, прокурорской и прочей мафии

К мошенничеству Ивлиева гонит рать

чиновников и глав бюджетных, –

проектами постановлений учит красть

их, улыбаясь им блаженно.

Ведь Голубев Чеботарёва ученик, –

прислужник Ивлиевой, «крыша»

от критики моей. Начальник так безлик!

Но Конституции он выше…

О Конституции, гордясь, лишь говорят,

а судьи бьют её на деле.

Статьи её приносят в жертву как ягнят

для шефской криминальной цели.

По многим фактам независимость дана

рабовладельческой команде.

Свобод и прав лишает фарсом нас она

подобно рэкетирской банде.

Здесь чудище живёт под наглой кличкой Суд, –

вредительству страны охрана,

что узаконило сороконожек тут,

и свор ответчиков обмана.

В нём судьи бесятся: Кочергина, Мороз,

Сорокина – просчёт природы.

От «независимости» – плутовство вразнос,

без совести Решений роды.

Лишь целесообразности верны они,

как и преступники в культуре.

И все в бесчестии коррупции сродни,

Решения равны халтуре.

За ложью ложь и… Епифанову С.А.

повысили за гибель правды.

По области Тамбовской жнёт её коса –

простые люди в землю вжаты.

Квалификационная коллегия, –

то палка-выручалка судей.

То солидарность: и шпаны энергия,

и управление в абсурде.

Цинично, в государственном масштабе, ух!

ликует ложь из протоколов…

То мафии злорадствует порочный круг

и ржёт над хилостью законов.

Контроля нет, и торжествует криминал

в распорядителях бюджета,

на подкуп судей много раз он их ввергал, –

мотив то данного сюжета.

Тропинки заседаний лжи судья Мороз

в дорожки к Аду превращает.

По ним раскинулся коррупции обоз,

суд Правду гонит вон в тайм-аут.

Убийство истин трассу в Ад ведёт судья

Сорокина путём Решений,

дискриминацию в законы возводя, –

Амельчевой на ней ошейник.

Судья Сорокина Светлана – парадокс,

коррупций целесообразность,

фальсификаций в безнаказанности кросс,

в убыток ей законы, – разность!

Кочергиной, Мороз примера не стыдясь,

она плюсует зло злодейски.

Под светлым именем её таится грязь

нечистой низости судейской.

Косяк пираний, каждый вор в законе в нём,

то судьи с аппетитом волчьим…

Со временем остаток совести огнём

сожжёт их крайние дни-ночи.

Пока же чудище коррупцией рычит,

судебным актом лая лживо,

борец за правду казуистикой избит,

но Коропенке здесь нажива.

Шипит злорадно неподсудная змея –

чиновничий судья Уваров.

На Коммунальной восемь, от его вранья

растёт коварство ягуаров.

Под мафией Ковешникова, Ледовских

и Арзамасцева, Баранов…

На горьком опыте ту правду я постиг,

что судьи – ярость русских кланов.

А Бучнева, Архипова, Рожкова – лжи

в Определениях подвластны.

Убийством Конституции, зло ублажив,

России судьи те опасны!

Контроля нет над бредом Фокиной судьи, –

система логикой тугая;

от «независимости» правде суд вредит,

лишь беззаконием рыгая.

Суд Фокиной, должно быть, любит деньги, шмон,

подделывая все суд-акты.

Ведь ею каждый чёрт отпиской обелён,

ей выгодны все лжи экстракты.

Но Фокина не казуистикой страшна, –

бессовестна… и тем ужасна.

Природа отплатила ей за ложь сполна –

судья всем честным мстит всечасно.

Финансовые воры лишь – её друзья,

то Дикарев из «Лига-Траста»,

себе, который, миллионы дал не зря, –

для взяток судьям заграбастал.

Он займодавец кооперативный, он

заёмщик – всё в лице едином…

судебно-прокурорской мафией крещён,

за счёт истцов оправдан чином.

О, чин судьи! То управляемый пожар, –

коррупция им прочищает

себе путь, криминал на кражи содержа,

план Даллеса в жизнь воплощая.

Судья решила: «Договор с самим собой

с подделкой подписей законен».

Так издеваться и глумиться над толпой

при власти демон каждый склонен.

Судья за ряд фальсификаций сгинет в ад,

как и Верховных Судей стая,

Определения которых злом визжат,

преступностью своей играя.

Они все Конституции наперекор

не прячут хамскую усмешку.

За это Фокиной от Божества позор

и Судьям высшим за поддержку!

Для Простосердовой Тамары ложь и суд –

синонимы с «ошибки» первой.

Ей нравится противоправности абсурд

за счёт большой зарплаты левой.

В Решении её позорном мысль тверда:

«За дар, что мне дают красиво,

я дебиторскую задолженность не дам

взимать для кооператива.

Я, как судья, законы снова извращу,

по Конституции имею

такое право, слава нашему клещу,

в законе вору, кем болею!

Нам независимость коррупцией дана –

контроля нет и слава Чёрту!

В грабительстве народа и моя вина,

я конституцией притёрта».

Её запрет обязанности исполнять

всем приставам: взыскать с бандита

украденные деньги, – это благодать

ей и шпане всей ядовитой.

Ведь оборотень Простосердова судья

своим «Решением» циничным

так угодила облсуду, что он, шутя,

в свои ряды возвёл с поличным.

Судья вредит истцам уже как Сатана,

за негодяев заступаясь.

Кассационные дела грязнит она

Своею злобой упиваясь.

Мошенниками в суд как вирус внедрена

преступница, – то Гурулёва.

Рыдает от цинизма добрая страна –

зло Гурулёвой судит клёво…

По Даллесу ей надо нарушать права,

закон – подстилка для Татьяны.

В Решениях её – лишь мафии слова,

она ж слуга бандитов пьяных…

В угоду мафии, без совести всегда

злорадствуют от жизни рёва

фальсифицированные дела суда,

что производит Изгарёва.

Как прокурор Пчелинцев (всем законам враг)

от демонов судья Морозов

культуру, правду оборачивает в прах

отпиской без судебных кроссов.

В судилище сообщница ворюг, судья

фальсификатор Коропенко,

отказы пишет.… Не указана статья

закона? – то пред правдой стенка.

Угодничает перед мафией она

и зомби Лидия Попова,

которая в суде абсурдностью полна,

вредит судья ведь ложью слова.

Позорит звание судьи Наталья Кныш

порочной внутренней начинкой.

В ней правды, справедливости нет ни на шиш, –

поэтому она с «Тропинкой».

Корю обман, цинизм Октябрьского суда

в личине Котченко, Гуськова

и Куликова. Вот кем мафия горда,

по нраву «крыша» ей в оковах!

Л.В. Попова, Добровольский, Кострюков,

Амелин, Бучнева – иуды,

убийцы истины, защитники воров.

Фальсификации то ссуды

за взятки им же. Кострюков П.А. – судья

от мафии, позор Совета

Тамбовской области и гласный друг жулья,

грабитель русского поэта.

Указ о преступлении эксперту вновь

в Определении он сбрендил.

От бесконтрольности к коррупции любовь

его. Бандитом стал и Вендин*** –

фальсификатор, клеветник и попугай,

как и Туркевич иль Наседкин.

За лживость в «Заключении» у них блага,

а ум на всех как у трёхлетки,

зато цинизм как у Верховного Суда, –

то «независимость» всех портит.

Идеология России в этом? Да!

То мафии у власти порты…

Позорная ФБУ Тамбовская ЛСЭ

фальсификаторов разводит.

Не практикует Щербакевич и отсев, –

мошенников здесь хороводы.

Здесь в криминальности купается эксперт:

он от законов не зависим…

Как судьи с взяткодателями тет-а-тет

он театральным рад кулисам!

Примкнула к ним без совести законов враг,

но низости друг Толмачёва.

Несёт в суде она всем честным людям крах,

коррупции сдаваясь снова.

Гнёт «независимости» бьёт исподтишка

преступностью лжи против права

с притворством хитрого зверька, но свысока

фальсифицирует все ржаво.

Изотерический Бастрыкина приказ:

пункт двадцать, номер семьдесят два

затем, коррупции чтоб зло стреляло в нас,

а следователям есть яства!

Коварством хвалится и Чечина-судья,

Законы явно презирая.

Ты не рыдай, бумага, от судов вранья, –

Вся власть судебная такая!

Пародией на суд похож делами Отт,

ложь прокурора одобряя.

Он резко против Конституции свобод.

Отт – преисподней друг, враг рая.

Да, в областном суде глава – один закон:

в отказах чтобы всё лишь лгало.

В неграмотности здесь притворщиков битком,

но превзошёл всех Самохвалов.

Его преступность в правосудии равна

Чербаевой и Коропенко.

А оборотень Белоусова – низ дна,

фальсификации наценка.

Примкнула к независимым лжецам судья

района, что вокруг Тамбова.

То Симонова, конкурентка прав жулья

с дискриминацией не новой.

Всем независимым от правды шлю позор,

проклятье именем народа!

Заведомо коррупционный их террор

похож на глубину болота.

[b] ЧАСТЬ 3. Правовое издевательство над людьми продолжается

По целесообразности Верховный Суд

плюёт на каждый точный довод.

Корпоративное зло – солидарность тут

и ложь – верх права, что не ново.

Как попугаи, члены Верхнего Суда,

абсурды слепо источают.

В Суд-актах мафии – продажности беда,

Нечаева в том обличаю

и Толкаченко. Эрдыниев, Бирюков,

Серков, Ерёменко, Момотов,

Талдыкина и Гетман – «крыши» для «братков», –

Калинина – все в связке мотов.

На сброд не принимают жалобы они,

людей поставив вне закона.

Цель судей: чтоб с рабами были мы сродни,

казнь Конституции – цель трона.

Кто за принципиальность – определены

в рабы (де-факто – вне закона):

нет взяток – к точности мосты вновь сожжены

фальсификацией с разгона.

В отказах судей нет и ссылок на закон,

что значит, нет на них управы.

На каждом из них лжи и подлости вагон,

но неподсудны зла оправы…

Верховный Суд нагл бесконтрольностью как лёд,

за это зашибает деньги.

На Конституцию России он плюёт, –

на мачте чести слабы стеньги. ****

Суд от законов в «независимость» одет, –

система правду не внимала.

Фальсификацией нас бьёт бюджетоед

в защиту вора Криминала.

Суд – зоопарк, разгул преступности без дна,

живут в нём, совестью кто беден.

Поэтому зверьми любая власть полна,

зверинцем управляет Бетин.

Стал вдруг за помощь мафии он москвичом,

здесь заменил его Никитин,

ему дискриминации зло нипочём, –

он также против рая истин.

В России суд – бандит и в поле правовом,

и на юридической дороге.

В судебных актах логики нет – лжи битком,

то рвений мафии итоги;

Не к честности свобода мчит, наоборот:

де-факто с де-юре – гротески!

Пороки судей возрастают от свобод, –

ошибся Михаил Барщевский.

Судья самостоятелен: контроля нет –

не подчиняется закону,

поэтому любой мошенник-зверь пригрет,

а жизнь людей подобна стону.

Не исполняют основной закон ведь те,

кто злоупотребляет правом,

кто и от бесконтрольности так оголтел, –

что игнорирует лукаво

законы, доказательства и факты все,

а также документы, речи.

От «независимости» не спасёт эссе

гаранту прав, кто не перечит

звериной сути юридических волков:

«сгубить, кто не приносит взяток», –

прокуратура топчет истину вспоров,

а суд стирает след от пяток!

Все правоохранители, не только суд,

для выгод собственных коварны.

Они Россию к истреблению ведут

как плана Даллеса плацдармы.

Бюджетников, в отписках славящих цинизм,

юристы эти заразили.

Системой каждый честный человек гоним

при помощи суда-верзилы.

Утопят судьи правду и напишут: «Нем

истец ты», доводы отринув.

Что государство – мафия, известно всем

кто влез в судебную трясину.

Москва о мафии коррупции слова

объектам жалоб отсылает,

не вникнув в смысл, не ознакомившись едва,

контролю оглашает аут.

Районный прокурор Пчелинцев рад тому –

в Тамбове главного он выше.

По-моему, он «вор в законе», потому

абсурд его вранья бесстыжей.

Все госструктуры истин доводы мои

не в силах словом опровергнуть.

Фальсификация для них как героин,

дискриминация – злу верность.

Гордятся не дискриминацией они:

коррупции факт – жизнь их власти.

Тройным стандартам суд от мафии сродни,

Европа чтоб кричала: «Счастье!»

Поклёп, зло Даллесы со статусом несут

дискриминацией двулицей.

Америка, Европа и российский суд

с ума сошли от всех амбиций…

Судебную систему русскую сравнить

велит Бог с геноцидом бравым

нацистской Украины. Курс один их: бить

людей, кто оказался правым

на деле, а не на кривд секторских словах.

Властей цель: жить за счёт активных

людей, их средства красть, их жизни и права,

глумиться на рублях и гривнах.

Американцы управляют без причуд

марионеткой Украиной.

В России кукловод – лишь мафиозный Суд,

а Президент – у власти мнимой.

За доллары репрессии суды ввели,

дискриминацию законов:

как аскариды жрут Россию изнутри,

так Украину – власть «панновов».

Коррупция – идеология двух стран,

отмена прав народов – средство,

и мафия в законе – должностной таран,

и ложь ликует повсеместно!

Донецку и Луганску рекомендовать

необходимо для их прока:

с контролем ликовала, чтобы, правда-мать, –

не будет с судьями морока.

А у Дорожкиной – сумбурный винегрет,

фальсификаций гнёт кандальный.

От беззаконности всем честным только вред,

физический и аморальный.

На Пленумах суд-практику Верховный Суд

легитимирует обычно:

«Без мафии невежд – любой абсурд и блуд!»

провозгласит законом зычно.

Потворствует преступности Госдумы блеф,

и хворь статейки триста третьей.

То Конституционный Суд, чуть заболев,

сменил законы на бесчестье

корпоративности преступного суда,

чем Конституцию представил

народу декорацией, она чужда

из-за отмен её же правил.

На Конституцию РФ властям плевать,

ведь каждая из них – лишь страус.

Невыгодны законы им, они же – знать! –

Я на отписки опираюсь.

Так с независимостью от законов лишь

по Даллесу и по «понятьям»

нас судит чудище, которое не чтишь,

но повинуешься с проклятьем…

Я проклинаю за бесспорную корысть

всех судей – оборотней чести,

дарителей бюджета суждено им грызть

в Аду с прокурорами вместе.

Самих же судей лицемерных черти жрут

в фальсифицированном лоне.

И здесь цель лжи их, кто издевательски крут

был – ублажать ворюг в законе.

Ликует Ад, то демон зла судья Борщёв,

и бес – фальсификатор Жердев

ползут в котёл, за ними грешники ещё,

и каждый хочет быть в десерте.

Предательница из двуличного суда

с бездушьем яростным – Белова

обставила всех с криком: «Лучшая еда!

Коррупцию кормить готова».

Здесь Котченко – системно-каверзный судья,

что и от мафии зависел

при жизни, разлагается, грехом смердя,

ведь для жратвы ещё он кисел.

А варят грешников в слезах людских. Мороз,

Ознобкина, Морозов. Центы

за анти-испаренье требуют без поз:

«И здесь мы судьи: хладагенты…».

Как рады были судьи все уже вдали

Дорожкину свою увидеть

с блатным бюджетом! В Ад преступницу вели,

быков ведут так на корриде!

Здесь «независимые» властные «быки»

в Аду, греша, едят друг друга.

Дрожит Дорожкина – все подлецы горьки,

она лишь пахнет от испуга…

Но судьям просто так очиститься нельзя,

сожрав в Аду Иуду даже,

ведь каждый демон в бесконтрольности предвзят,

будь в мантии он или в саже…

Наседкина чернеют кости под котлом

и членов падшего Союза

писателей. За трусость-грех им поделом –

они ползли по жизни юзом.

Творения их равнодушие взнесло,

метнуло в Ад, за то, что врали…

Дотации от коррупционеров – зло

и для писательской морали.

Агент Тамбовских группировок дядя Фред

Википедии модератор

вошёл в неё, чтоб изнутри нести ей вред,

для лжи цензуря шельмовато.

Среди чертей «википедийский дядя Фред»

признал в Чеботарёве брата,

изводит кто поэзию, хваля лишь бред,

организуя фальшь парада.

Мерзавки из «Научного» совета тут:

то неучи в стихах, в культуре,

их как «экспертов» стихотворства черти жгут

и удивляются злу в шкуре.

Земцова, Ивлиева, Кротова, Мороз,

Дорожкина, Наседкин также,

в бюджете всех их нечестивый симбиоз

на лицемерии заквашен.

Ложь Громовой и Патриной не испарить,

как Романенко врут все снова,

а Киселёвой и Дорошиной на прыть

в угаре вторит Ходякова.

Для мафии, судов, лжецов и Сатаны

полезен, духом нищ, Канищев,

но он и все в Аду за кривду сожжены,

моральный климат станет чище…

Но будет всё потом, пока что отдана

вся власть тому, кто правит гадко.

В Тамбове он же первый… Кто же Сатана?

От Бога эта Вам загадка…

Примечания…

* Наседкин Н.Н. – бывший председатель Тамбовского общества союза писателей (ТОСП) не путать с (ТОПС) Тамбовским организованным преступным сообществом, хотя принципы их деятельности одни и те же.

** Туркевич И.Я. – главный мафиозный лжесудмедэксперт ТОГУЗ «БСМЭ», Тамбов, ул. Рабочая, 35.

*** Вендин А.Н. – независимый от законов преступник, главный мафиозный Лжеэксперт федерального бюджетного учреждения Тамбовская лаборатория судебной экспертизы министерства юстиции Российской Федерации. 392002, г. Тамбов, ул. Тельмана, 27, тел/факс (4752) 71-58-49, 72-79-62.

**** Стеньги – второе снизу колено составной мачты судна.



Вложения
3. Ответ без проверки депутата Госдумы-7 Боярского С.М.  (2).jpg
Необоснованная ДИСКРИМИНАЦИЯ по воле мафии.Санкт-Петербургская мафия дружит с Тамбовской мафией
Неопровержимый Николай Лаврентьев Тамбовский
Аватара пользователя
NikoLavr.Tambovskiy
Читатель
 
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 18 мар 2015, 19:42

Вернуться в Праздники, развлечения, досуг

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3